Почему нужен индивидуальный подход

Почему нельзя «поставить на поток» и важен индивидуальный подход.
Вот работаю я с одним мальчиком, основная причина ошибок — зрительно-пространственная дислексия. Путает буквы. Много «глупых» ошибок. И да, есть типичные рекомендации, можно их найти в интернете и делать. Только как часто? Сколько по времени? На что обращать внимание?

Всё будет индивидуально.

Бывает, что надо начинать с минимума и давать много отдыха, поддержки, добавлять БФМ и спорт, восстанавливать даже здоровье, прежде чем о чём-то серьёзном говорить в плане русского языка. А бывает, что при личном общении с именно этим ребёнком видно: он очень развит, умён, энергии в нем много, хотя внешне так не скажешь, только проявлять/направлять/концентрировать не умеет. И даже когда сидит вроде бы тихо, активно воспринимает всеми органами всё вокруг — слышит шорох вдалеке, наблюдает за всеми в помещении, параллельно думает о своём, что-то еще делает…
Именно в данном случае задача различить образ буквы требует энергии, внимания, а внимание рассеивается на много разных дел. Стандартное упражнение, например, найти и зачеркнуть определённые буквы в тексте — будет воспринимать слишком лёгким, поэтому будет отвлекаться и в итоге ошибаться. Зато если всё внимание направить в одну цель…
Дала строчки сложных сочетаний, графически похожих букв, дала сложную комбинацию заданий, что сделать с какой буквой (каким цветом, какой формой выделить и т.д.). Сделал всё! Быстро! Ни одной ошибки!
Неделю выполняли упражнения дома, мама и бабушка отмечают, что стал переписывать небольшие фрагменты текста с гораздо меньшим количеством ошибок. Сегодня приезжали, занимались, в личной работе подобрали упражнения нужной степени сложности, объяснила, как сложность наращивать, как что сочетать. Вот искренняя радость, когда такой быстрый прогресс. Когда приезжает ребёнок, которому точно именно ко мне — именно с тем, что я умею исправлять.
*радуется и танцует*

Желание учиться

desire

Так уж получилось, что одна из моих особенностей — разворачивать людей «в своё» (в их Своё, не моё). Не всех, конечно, но те, с кем так или иначе велась глубокая работа — часто отмечают именно это. Разными словами, с разными чувствами — но о том, что стали лучше видеть/слышать/чувствовать Себя. Или лучше понимать, чего они сами хотят. Даже если я об этом конкретном не думала и знать не знала.

Появился новый опыт. Пробовали помогать удалённо мальчику с дислексией. Решилась не сразу — работать надо было с мамой, с её слов, а ребёнка я могла видеть только по фотографии плюс фото его работ (живут далеко в другом городе). Плюс мама очень загружена и полностью выполнить то, что включает моя методика, изначально не может. Но помочь очень хотелось. И некоторые ценные качества мамы давали надежду, что шансы есть.
Мальчик оставался на второй год в шестом классе. К моменту обращения больше месяца вообще не ходил в школу — не видел смысла (конечно, ребёнок умный, развитый, а постоянно упрёки и обвинения — пишет-то с трудом и большим количеством ошибок).

Конечно, сделали не всё и не так быстро, как хотелось бы (в таких-то условиях). Но тем не менее, через полтора месяца работы он написал для меня текст. Мама прислала фото этого текста. По её словам, это первое в его жизни «сочинение».
Да, можно ещё найти ошибки. Но… человек впервые смог выразить внятно и явно Свою мысль. И появилось желание учиться (вполне естественное следствие того, что мы помогали ему сформировать заслуженное знание «ты можешь»). И… кажется, я ему больше не нужна). Пусть у этого мальчика жизнь станет лучше!

После семинара

2016_05_21-3

К теме дислексии и не только. После семинара очень много озарений, очень много материалов и видеозаписей, которые можно анализировать для повышения своей эффективности и т.д.
Именно такого же мероприятия, в таком формате — больше не будет. И видеозаписи семинара этого даже в продаже не будет. Будет когда-нибудь частями и в гораздо меньшем объёме. Кто успел, тот взял.

Я, наконец, поняла, в чём была моя ошибка, когда я говорила «ЭТО ПРОСТО». И видела, чувствовала, какая сложная, иногда болезненная реакция идёт у людей на эти слова. Даже если они её вслух не проявляют.

«Помочь ребёнку с дислексией можно, просто делайте такое-то множество действий, изменив такое-то множество параметров своей жизни и учитывая такой-то комплекс взаимозависимых условий. При этом наращивайте сложность упражнений, учитывая такое-то множество факторов, проводите постоянный круглосуточный мониторинг состояния ребенка и не забывайте вовремя мотивировать и себя, и ребёнка и отслеживать уровень энергии каждого элемента системы» — это просто, только когда ложится на подготовленную почву.

Когда у родителя достаточно:
— лингвистических знаний, чтобы понимать, какие уровни и модальности именно языковой компетенции надо ребенку нарабатывать;
— осознанности, чтобы как минимум осознавать и понимать, что сам родитель делает в какой момент времени и к чему это может привести;
— чуткости, тонкой чувствительности, чтобы видеть и успевать анализировать, что происходит с ребенком и другими участниками процесса (членами семьи, учителями, другими людьми, с которыми ребенок взаимодействует) — а ещё же надо на это вовремя адекватно реагировать;
— понимания энергетических процессов;
— понимания, как работает тело человека (а это отдельная большая тема);
— навыков анализа и синтеза, умения учитывать множество факторов одновременно;
— и т.д.

Это просто было мне, потому что база наработанных качеств и уже усвоенных знаний именно для этой области была.

А вот если взять другую область — например, техническую. Даже если мне какой-то очень крутой в своей области специалист будет рассказывать, как создать сеть эффективных и хорошо защищённых от атак веб-сайтов или как построить космический корабль — я не смогу усвоить весь выданный объем информации быстро. Потому что для значительной части не будет нужной базы. Впрочем, если он это будет рассказывать мне лично, индивидуально и чётко, и при этом умеет прямую передачу — я смогу воспринять гораздо больше. Но личное время мастера нужно уметь ценить, а необходимость многое донарабатывать самостоятельно — не отменится (если нужен результат). И четкие, пошаговые, закрывающие часть темы инструкции или практические занятия будут нужны и полезны.

Дисграфия и дислексия. Как помочь ребёнку за лето. Семинар

Семинар для родителей «Дисграфия и дислексия. Как помочь ребёнку за лето» пройдёт в Москве, 21 мая 2016 года.

 

Дислексия_картинка

ПОДРОБНЫЙ АНОНС НА САЙТЕ «САМОПОЗНАНИЕ» (кликните по ссылке)
В программе:

 

В базовой части семинара:

    • Дислексия и дисграфия, нейрофизиологические особенности детей, испытывающих сложности с освоением чтения и письма.
    • Как определить, является ли ваш ребёнок дислектиком?
    • Почему дислектикам вредно делать те задания, которые в школах стандартно дают на лето?
    • Почему при коррекции дислексии необходим именно комплексный подход?
    • Из каких компонентов должен состоять курс коррекции? как могут заниматься с ребёнком папа, мама или бабушка?
  • Почему летние каникулы — идеальное время для коррекции дислексии и/или дисграфии?
  • Виды дислексии и принципы подбора комплексных индивидуальных упражнений;
  • Какие аспекты важны для всех детей, испытывающих трудности с чтением и письмом, не зависимо от конкретного типа дислексии и/или дисграфии?
  • Почему часто даже хорошие упражнения «не работают»? Что нужно сделать, чтобы работали?
  • Пример успешного применения комплексного подхода для коррекции дислексии и дисграфии.

В практической части:

  • Примеры комплексных упражнений и их детальный разбор (включая объяснение, какие функции задействованы, для чего, какие нарабатываются).
  • Как наращивать сложность упражнений? Пошаговые примеры.
  • Как отслеживать, чтобы задания всегда находились в зоне ближайшего развития ребёнка?
  • Как договариваться с ребёнком, как помочь ему войти в нужное для занятий, более эффективное состояние?
  • План занятий с ребёнком на лето, примеры.
  • Разбор ситуаций, с которыми пришли участники, и ответы на вопросы.

На семинаре буду рассказывать о комплексной методике коррекции дислексии и дисграфии, объяснять основные принципы, давать примеры упражнений с подробным объяснением, как и когда ими надо заниматься, на что обращать внимание, и вы сможете начать с того, что будет вам ближе и понятней.

 

 

 

Организатор : +7-926-698-46-05, Елена

Бронирование места производится только при полной предоплате.

Количество мест ограничено!

 

 

Доклад в ВШЭ

Novost-o-doklade-v-VSHE

Понимая, какое количество боли испытывают дети с такими трудностями и их родители, начала делиться своими знаниями.

Сделала доклад на семинаре Нейролингвистической лаборатории ВШЭ, который привлёк большое количество представителей лингвистики, нейропсихологии, логопедии и просто родителей детей, страдающих дислексией. В ходе этого мероприятия, собравшего лучших специалистов Москвы в области дислексии (Т.В. Ахутина, Ж.М. Глозман), получила подтверждение своим выводам, ценные рекомендации опытных учёных и практиков, информацию о новейших исследованиях в этой области.

Проблема, о которой надо говорить

Имя – это адрес. Очень полезно называть вещи своими именами. Знание названия проблемы – уже первая помощь в поиске решения.

Дисграфия, дислексия, дискалькулия…. целая серия диагнозов, выделяющая ту или иную часть общей проблемы – проблемы обучения.

Это про случаи, когда вроде бы умный, сообразительный, активный, интересующийся ребенок оказывается неспособен освоить вещи, которые считаются в среднем достаточно простыми: чтение, письмо, счет, понимание прочитанного.

Специалисты описывают проблему в разных терминах. Но часто бывает, что истина проста, может быть выражена кратко, а в силу непонимания истинного положения дел или в силу различных корыстных интересов тексты раздувают на сотни страниц, среди которых крупицы эффективного выловить непросто. Для решения важно понимать именно суть, сам механизм – как происходит обучение и что именно является препятствием?

«Существует две основных модели обучения мозга. Первая модель состоит в усвоении и запоминании фактов и интеллектуальных данных. Вторая и более действенная модель обучения мозга — опыт. Независимо от того, какую модель вы используете, обучение состоит в установлении связей между нейросетями и формировании новых нейросетей.»

Итак, обучение – это формирование нейросетей и установление связей между имеющимися нейросетями.

При дисграфии, дислексии и т.п. – есть физический уровень проявления проблемы – определенные процессы в мозгу. Например, невозможность создать связь между фрагментами сети, обеспечивающими возможность увидеть знаки (буквы), и фрагментами, обеспечивающими возможность вспомнить значение знака (смысл). При этом может существовать возможность связать тот же смысл и звучание слова (но не написание). Комбинаций работающего и не работающего масса. Принцип один: нет связи – нет доступа. Есть связь – есть доступ.

Задача обучения дислектика в первую очередь сводится к задаче построения новых нейронных связей. (Можно даже сделать громкое заявление о формировании новой структуры мозга – но это будет пугать, и не нужно). И понимание этого факта задает направление поиска путей решения, помогает в выборе набора шагов по преодолению.

Хорошая новость заключается в том, что создать новые нужные связи вполне возможно. Плохая – в том, что повторение одних и тех же упражнений, которые ребенок выполнить не может (а большинство родителей, да даже и учителей идут по стандартной схеме: «надо больше заниматься»), не решает эту задачу, а только усугубляет проблему.

Для решения проблемы нужен комплексный подход и грамотное, методичное, упорное применение комплексного подхода.

Победа над дисграфией и дислексией

Из-за ветрянки последние две недели Саша не ходил в школу и пропустил выпускной. Сегодня встречалась с его учительницей. Невероятно приятно. Выдали комплект грамот, очень хвалили, как ребенок изменился и стал ярче и лучше (по сравнению с проблемами, вызванными дисграфией, что было актуально еще в начале года). Учительница много расспрашивала сегодня — говорит, подобных проблем видела много, но ни разу не видела столь быстрого и столь явного улучшения у ребенка. Причем меняется многое, не только успеваемость, но и психологическое состояние ребенка, самооценка, поведение в коллективе.
Она понимает, о каких детях речь. «Звездочки на земле», да. Оказывается, у ее собственного ребенка подобная проблема. Ему уже 12 лет, решить пытались, пока ситуация принципиально не меняется.
Я объяснила ей суть метода. «Удивительно, как просто и логично, но нигде в таком виде не встречается. И даже понимая суть, я не могу применить это — сапожник без сапог». Ее слова. Договорились, что когда осенью приедет ее ребенок в Москву, я на него посмотрю и попробуем поработать. Хуже точно не будет, однозначно.
Если будет лучше — она говорит, что готова привлекать внимание педагогического коллектива к этому вопросу.
Это очень хорошо. Потому что самой искать детей — мне утомительно. А если будет возможность помочь и облегчить людям жизнь — это прекрасно.
Пока я просто счастлива сегодня и горжусь нами, мной и Сашкой.

130_gramota1-225x300 131_gramota2-225x300

132_gramota3-225x300 133_gramota4-225x300

Дисграфия и дислексия. С чего всё началось

С чего всё начиналось. Копирую старую запись из своего блога, не редактируя.

Несколько лет не могла понять, почему сын не мог писать грамотно. Говорит хорошо, сочиняет прекрасно, сообразительный, по остальным предметам хорошо успевает, но вот с русским — была такая двойка, что можно было смело и минусовые оценки ставить.
Никак не могла понять, в чем дело (не сталкивалась раньше сама с таким).
Предполагала, что причина — лень. Или не хочет (не понятно, почему).
Вроде и сама лингвист, и занималась с ним, но даже переписать текст с готового образца — так, чтоб без ошибок, не мог.
Так и страдали оба, пока, наконец, сказанное новой учительницей «ключевое слово» не дошло до моего сознания: дисграфия.
То есть ребенок просто не видел, вообще, совсем, что именно он писал — только очень общие контуры (частые ошибки: зеркально написанные буквы, замена букв похожими, пропуск букв, перестановка местами и т.д.).
Причина — не активны определенные зоны мозга (при том, что активнее среднего некоторые другие — например, ребенок способен концентрироваться при обсуждении тем духовного развития, способен сидеть в медитации в позе лотоса, способен придумывать-фантазировать целыми мирами, способен создавать большие и сложные модели из лего).
В школе помочь не могли — только снижали самооценку. Обычный логопед — «Нуууу, да, у вас прям все виды дисграфии, какие бывают, тяжелый случай, работать можно, но дооолго, да и вряд ли толком исправится, привыкайте жить так». Блин.
Когда до меня, наконец, дошла причина — перерыла интернет на тему, всё, что могла.
Стало понятно, почему у него английский шел гораздо лучше, чем русский — я ему ритмично начитывала тексты, показывая буквы — именно такое сочетание звука и знака давало некоторый эффект.
Нашла, что есть израильские и американские методики коррекции. Только в России они не все доступны, или довольно дороги (185 тыс. рублей за 6-дневный курс, курсов может быть нужно несколько).
Вспомнила всё, что могла вспомнить из университетского курса (второй раз в жизни поблагодарила небеса за то, что выбрала именно это образование), подобрала сыну упражнения специальные. В игровой форме, сочетания работы со звуком, цветом, ритмом, чередование нагрузки и отдыха, телесные практики. Подбирала задания мини-игры именно на использование сочетаний активно работающих зон и неактивных.
Первое время начинал зевать и прям конкретно уставал буквально за 1-2 минуты — сразу давала мини-отдых, ложился и готов был чуть ли не уснуть.
Через неделю стало лучше, через две — ещё лучше (начинали в конце октября-ноябре). Во второй четверти твёрдая четвёрка по русскому, стал и пятёрки приносить. Но оценки — не важно, важно, что стал писать быстрее и видеть, что пишет (ошибки ещё бывают по незнанию какого-то случая, но вот те, дисграфичные, пропали).
Стал внимательнее и… счастливее.
Пишу это
1) для того, чтоб какая-то мама в подобной ситуации могла «случайно» найти мой текст, прочитать и знать — вот, в принципе, это проработать-исправить можно;
2) спросить: а почему у нас не занимаются подобным в школах (процент детей с дисграфией-дислексией не так мал)?