До и после

«Плох тот мудрец, который сам не пользуется своей мудростью».(с)
Мудрость-не-мудрость, но опыт и знания, полученные в ходе преодоления дислексии и дисграфии у старшего ребёнка, я, конечно, стала применять, когда младшая пошла в школу. Разница между надписями — семь месяцев. И это без слез, надрывов, конфликтов. Просто внимательно смотреть и делать правильные простые вещи много раз.

Труд? Да! Легче ли? Однозначно!

 


Если написать мне через форму «Контакты» и попросить запись первой вводной лекции курса D-Fit, можно будет узнать, с какими проблемами при освоении чтения и письма мы сталкивались, что в итоге делали и почему это помогло.

Про суету ума и точку покоя

Известная схема: чем больше знаешь, тем больше площадь соприкосновения с непознанным. Еще Сократу, по свидетельству Платона, приписывалось утверждение: «Я знаю, что я ничего не знаю». Иногда я чувствую себя так же. Причем это ощущение – «ооохх, кааааак много я еще не знаю!» – накрывает каждый раз после прочтения информативно насыщенной научной статьи, ценной книги или научного семинара. А если открыть Web of Science и поискать там по ключевым словам что-нибудь на тему исследования мозговых механизмов, то можно почувствовать себя придавленным плитой этого непознанного от одного только чтения названий статей. В одной из своих лекций Татьяна Владимировна Черниговская упоминала крупные конференции по нейронаукам, где одних только постеров столько, что если вывесить их в ряд, они вытянутся на километры: их не то, что изучить, в них даже прочитать ключевые слова невозможно. Даже пройти мимо всех пешком – очень сложно. На машине объехать разве что еще есть шанс. Пока что. И этого научного материала в мире каждый день всё прибавляется и прибавляется.

О количестве постов в социальных сетях лучше даже не упоминать. О количестве написанных за последние лет 15 текстов, выложенных картинок, ссылок и «лайков» – тоже. А сколько на это потрачено драгоценного человеческого времени? Остаётся лишь верить, что мироздание устроено мудро, и всё это однажды всё-таки приведёт к какому-то полезному результату. Возможно, такому, которого пока что мы не ожидаем и даже представить себе не можем.

Иногда я сажусь писать небольшую статью или думаю о том, что надо написать книгу о коррекции дислексии для родителей, и, оглядываясь на все эти массивы текста – замираю в недоумении. Что полезного могу я сказать на фоне таких масштабов? А даже если скажу – кто же в этом массиве услышит? Проницательные давно замечают: внимание читателя/слушателя становится ценностью, иногда даже большей, чем информация рассказчика. Иногда кажется, что ценностью скоро станет способность молчать и не производить лишнего.

В то же время, практики знают, что если достаточное количество времени помолчать, успокоить «ментальные волны» и суету ума, то в какой-то момент из «точки покоя» рождается готовность продолжать общение с миром, говорить и/или действовать. Если молчание было достаточным, а собранная энергия была потрачена на переосмысление и осознание, возможен выход на новый уровень действования. Например, с большей осознанностью и/или с меньшим количеством «мусора».  Возможно повышение качества текста (у тех, кто пишет) или улучшение качества продукта (у тех, кто что-то производит, например, рисует, готовит или шьёт).

Но важно помнить: молчание молчанию рознь. Молчание как медитация и лежание на диване – не одно и то же. Медитация – это тренировка осознанности, управление своим лучом внимания и концентрация. Даже если внешне это выглядит как «ничегонеделание», трансформационные процессы сильно отличаются от процессов тех, кто просто слабеет и опускается. Слабеть легко и иногда даже приятно. «Сидеть легче, чем стоять, а лежать ещё легче». Вот только обнаруживать себя «в грязи и на дне» – приятного мало. А разворачивать движение от разложения к познанию радости труда – сложно, и на каждый новый шаг нужна энергия. Где ее можно взять? Иногда – переставая делать лишнее. Иногда – из превращения процессов «сидеть и тупить в экран» в процессы (пусть даже лёжа) молчаливого наблюдения того, что происходит внутри. Когда человек смотрит внутрь себя, он своим вниманием себя же и напитывает.

Как всё написанное связано с темой помощи детям с дислексией? Очень просто. Иногда для изменения сценария нужна пауза. Пауза как возможность накопить энергию (и родителям, чтобы заниматься со своими детьми, и детям, чтобы быть способными освоить новые навыки). Приближающиеся длинные летние каникулы – естественная возможность такой паузы. Но одной только накопленной энергии мало, еще нужно знание или хотя бы общее представление о том, что нужно изменить в своих действиях, как начать учить особого ребёнка иначе? Где это узнать? Вариантов много (см. начало статьи). Один из них – написать мне через форму «Контакты» и попросить запись первой вводной лекции курса D-Fit. В ней я подробно рассказываю, с какими проблемами мы сталкивались, что в итоге делали и почему это помогло.

 

«Только читайте про себя»

Иногда на консультациях я, после некоторого общения, даю ребёнку-дислексику задание: «Напиши мне небольшой текст, что угодно, что сейчас придёт в голову. Это может быть что-то важное для тебя, а может — совсем пустое, хоть описание комнаты, где мы сейчас находимся. Не бойся ошибок или плохого почерка. Я не буду ругать. Я здесь, чтобы понять тебя и помочь тебе. Мне нужен этот текст, чтобы посмотреть, как есть сейчас».
И пока ребёнок пишет, я разговариваю с родителем (чаще — мамой), о том, что такое дислексия, об основных принципах успешной коррекции и т.д.
Когда я начинала так делать, мне действительно нужен был просто «текст как есть». Я ожидала чего угодно, но только не этого. Дети пишут о своей боли. О том, как они ненавидят школу, в которой их боль не понимают. О том, как они мечтают пережить очередной учебный год и дожить до каникул. Но самое главное — и это не единичный случай — они подают сигналы о своих страхах перед самыми близкими людьми! Почувствовав, что пришёл кто-то, кто их боль понимает, принимает, не осуждает, они пишут искренне этот фрагмент о боли, а потом вдруг переключаются, понимают «чего понаписали» (а времени переписывать уже нет, я же рядом), и пишут сверху над текстом большими буквами: «Только читайте про себя», «Только читайте молча и не показывайте маме» и т.п.
И я читаю молча, не показывая маме. Первое время мне с трудом удавалось сохранять внешнее спокойствие — выкидывало в состояние меня-такой-же-беззащитной-и-маленькой. Это очень тяжёлое и страшное состояние — необходимость защищаться от тех, кто твоя единственная защита (родители, близкие). Это не мелочи. Это очень сильный сигнал!
И я закрывала листочек, убирала его, смотрела в глаза этим детям и говорила: «Я прочитала. Я вижу и понимаю тебя. Я посмотрю дома внимательно на твои строчки и буквы, не беспокойся». А потом смотрела на родителей, и понимала, что они тоже очень устали. Работа, дом, переживания по поводу уроков этого ребёнка, другие дети, семейные проблемы, кризис, стрессы… И применить даже идеальные рекомендации в условиях трудной реальной жизни — почти невозможно. А начать и бросить — это для ребёнка еще хуже, чем не начинать (особенно если в сердцах мама хоть раз бросит упрёк вроде «ты безнадёжен»).
Поэтому рождается этот курс полугодовой поддержки родителей. Медленный, неспешный, ориентированный на постепенное формирование понимания процессов. Нацеленный на то, чтобы постепенно начать делать, и делать с пониманием, спокойно, а не в режиме «вечной гонки».
.
.